За кадром

За кадром

В Большом зале Московской консерватории впервые в живом исполнении прозвучала музыка Кузьмы Бодрова к фильму «Собибор» Константина Хабенского. Саундтрек к кинокартине, посвященной трагическим событиям Второй мировой войны, представили в рамках молодежного форума московской консерватории «Партитура будущего».

«Собибор» вышел на экраны в мае 2018-го года. Снятый по мотивам книги Ильи Васильева «Александр Печерский: прорыв в бессмертие», фильм повествует об одном из немногих успешных восстаний в концлагере смерти «Собибор» в октябре 1943-го, осуществленном под руководством советского офицера Александра Печерского.

«Задача была рассказать о людях, показать эти маленькие эпизоды в жизни главного героя, а главный герой – это лагерь смерти. Показать эти маленькие фрагменты, проходящие через взгляд страшного убийцы, и рассказать максимально человеческую историю о том, что с ними произошло», – комментирует свой режиссерский дебют Хабенский. И хотя сама история сосредоточена на страданиях и смерти героев, она внутренне «настроена на созидание». «Именно созидание, потому что, мне кажется, неправильно рассказывать о подобных исторических моментах с точки зрения отчаяния», – добавляет режиссер.

Похожая задача стояла и перед композитором Кузьмой Бодровым. Но, по его собственному признанию, самым сложным было сделать так, чтобы музыка не комментировала действие, а стала контрапунктом, эмоционально усиливающим историю, которая разворачивается в кадре. Хотя для Бодрова это не первый опыт работы в кино и сотрудничества с Хабенским (была совместная театральная постановка), композитор считает это своим первым серьёзным проектом.

Музыку для фильма записали Камерный хор Московской консерватории под управлением Александра Соловьева, скрипач Гайк Казазян, виолончелист Василий Степанов и симфонический оркестр «Новая Россия». Кроме того, был выпущен диск, на котором между музыкальными номерами Хабенский читает воспоминания узников концлагерей. Эта же концепция была представлена и в БЗК, но на сей раз в роли чтеца выступил актер Игорь Гордин.

«Эпиграфом» к концерту стала Сарабанда из виолончельной сюиты № 5 И.С. Баха в транскрипции для виолончели, скрипки и хора a capella К. Бодрова. Несмотря на красоту самой музыки и окружавший ее сюжетно-драматический контекст, невозможно было не оценить великолепное звучание инструментов, которое показали Казазян и Степанов. Хоровая партия, мягко и идеально чисто исполненная Камерным хором консерватории, представляла собой самостоятельную тему, которая находилась в постоянном диалоге с основной темой Сарабанды. После вступления, которое настроило слушателей на лирико-созерцательный, проникновенный лад, к хору и солистам присоединились чтец и оркестр «Новая Россия» с Денисом Власенко во главе; сам Бодров исполнял партию фортепиано.

Концертный вариант музыки к фильму представляет собой сюиту из 14-ти номеров. Каждый номер имеет поэтическое название – «Новая жизнь. Прибытие», «Птицы газовых камер», «Детство», «Журавли». В целом саундтрек выдержан в едином настроении – подавленном и мрачном, хотя и не беспросветном. Сюитность и «картинность» не заслонили внутренней логики цикла, которая проявилась, прежде всего, в  кульминационных точках. Одна из них – «Анатомия человеческих возможностей. Жилы». Эта музыка звучит в фильме в сцене «дикой ночи» – там, где заключенные тащат на себе телеги с нацистами, а стилистически отсылает к скрипичным концертам Вивальди с их страстностью и эмоциональной трепетностью. Главная кульминация – «Побег. Импульс. Импровизация» – также использует опыт прошлых эпох, в частности, риторические приемы: в ее основе basso ostinato и призывные триоли струнных. Завершающий номер, «Реквием тем кто “не слышит”», явно перекликается с первой частью киносюиты «Прелюдией», тем самым, тематически закольцовывая произведение.

Нередко случается, что киномузыка начинает жить собственной, не зависимой от фильма жизнью. Вполне возможно, что такая счастливая судьба ожидает и саундтрек «Собибора» – во всяком случае, выразительный потенциал музыки Кузьмы Бодрова на консерваторском концерте был очевиден.

Источник